Фермерское хозяйство. Продажа козьего молока Бюро переводов Санкт-Петербург Турфирма ОЛЬВИЯ Великий Новгород, ул. Чудинцева,9 тел. (8162)773-775, 55-82-29 Umka ;

Светлана Писаревская: как я работала няней на Рублевке

02.09.2012 0:02:30

Воспитательница Светлана Георгиевна, отработав 25 лет в обычном новгородском детском саду, решила круто изменить свою жизнь. Заручившись солидными рекомендациями, она отправилась на «кастинг» в агентство по подбору персоналом, которое подбирало работников для самого гламурного места Москвы — Рублевки.

— Черт меня дёрнул поехать на эту Рублевку, - смеется Светлана. - С одной стороны мне хотелось улучшить свое материальное положение, а с другой — мне было просто интересно. К тому же я давно мечтала поменять город и место работы.

Как Вам удалось найти работу, ведь наверняка был серьезный отбор?

— На «кастинг» в агентство пришло огромное количество гувернанток и навороченных девах с Рублевки. Мы подходили к каждому работодателю и беседовали с ним. Я приехала в вязанном, стареньком свитерке и чувствовала себя дискомфортно. На хорошую одежду у меня просто не было денег. И вот, захожу я в одну из комнат, а там сидит молодая расфуфыренная девушка. Она посмотрела на меня, но общаться отказалась. Только выговорила потом агенту, что бы больше гувернанток с «возрастом» ей не предлагали. Другие женщины тоже от меня отказались. Я была даже рада этому. Думала, что наконец-то поеду домой в Новгород. Но осталась последняя рублевская красавица Мария. Ей очень нужна была гувернантка, для ее 3-х летней малышки. Она поговорила со мной, я ей понравилась и она меня взяла.

Как Вас встретила рублевская семья?

— В Одинцово меня подобрал водитель и довез до Лапино. Поселок находился за высоким забором, а рядом за воротами стоял пункт охраны. Внутри поселка, у каждого дома имелось по дополнительному ограждению. Складывалось ощущение, что те, кто спрятал свои деньги от простых людей за большой крепостью в поселении для богатых, теперь начинают скрывать богатства друг от друга. Отвлеклась... И вот, когда я зашла в дом, ко мне вышли хозяин и хозяйка. Они долго мне все рассказывали, показывали, все время что-то объясняли. Я боялась, что просто всего этого и не запомню. Комната девочки находилась на втором этаже. В ней же была ванная комната, но няням ей пользоваться категорически запрещалось. Поэтому я мылась в ванне для персонала. Своей комнаты у меня не было, приходилось ютиться вместе с малышкой Ниночкой. Бывало она просыпалась ночью и просила спеть ей колыбельную. Конечно мне было тяжело, но я пела. На первом этаже был огромный зал, игровая комната для детей, кухня и спальня хозяев. У детей было много игрушек, что нельзя сказать этого про книги. До сих пор не могу забыть шикарные картины 17 века, которые украшали интерьер их дома.

Как Вы ладили с ребенком?

- У девочки был сложный возраст, но мы с ней подружились. Малышка любила петь мелодии и у нее это хорошо получалось. Кстати, у нас была такая проблема, что в поселке абсолютно негде было гулять. Ни детской площадки, ни песочница, только небольшая лужайка с цветами и елями рядом с домом. И вот однажды мы пошли с Ниночкой по поселку. Недалеко от ее дома жил самый настоящий бандит. На его территории стояла вышка с автоматчиками, а за забором бегали огромные сторожевые псы. Однажды, когда мы проходили мимо его дома, на вышку неожиданно выбежали охранники в масках и передернули затворы автоматов. К дому на огромной скорости подъехал джип. В тот момент я крикнула Ниночке: «Ложись!» Потом схватила ее за рукав, и мы покатились с дороги в ров, закрывая голову руками. Когда бандит забежал в коттедж, автоматчиков как ветром сдуло. Мы встали, отряхнулись и пошлепали домой. Потом мне рассказали, что этот бандит ограбил так много людей, что теперь он даже по улице боится пройти. С Ниночкой этого места мы сторонились.

Расскажите про главу семейства?

— Ну, что тут рассказать папа у Ниночки был очень экстравагантный. У него были эксклюзивные наряды от мировых модельеров, которые он часто менял. А когда он отправлялся на встречу или вечеринку и приходил к нам в игровую комнату попрощаться, я не могла удержать от смеха, глядя на его смокинг с атласными лацканами малинового цвета. Виктор, глядя на меня, серьезно спрашивал:

— Светлана Георгиевна, почему как я не зайду в комнату, Вы все время улыбаетесь?

— Просто настроение у меня хорошее, улыбка американская, - отшучивалась я. - Вы ведь тоже все время улыбаетесь!

Думаю, что он все-таки догадывался, что улыбку у меня вызывали его яркие наряды. Хотя в их кругу быть ярким и вызывающим было признаком достатка и стабильности.

Как богачи относились к деньгам? Наверное, устраивали грандиозные приемы?

— Нет, Вы что... Никаких приемов и в помине не было. Деньги считались во всем, хозяйка старалась экономить. Иногда она даже закупала еду для прислуги в дешевых супермаркетах, обходя продуктовый магазин для гламурных жителей поселка. Шутка ли, килограмм апельсинов стоил в нем 800 рублей? Наверное, богачам поселка хлеб за 30 рублей есть зазорно. Кстати, при мне от них ушел водитель и садовник, потому что им уже несколько лет не повышали зарплату.

Вы подружились с кем-нибудь из персонала?

— Я со всеми хорошо общалась. Не было проблем в общении и с хозяевами, они были адекватными и не строили из себя элиту. Через несколько месяцев в дом приехала новая домработница из Тулы. И мы стали с ней хорошими подругами. И вот однажды, она, пристально рассмотрев хозяйку, подошла ко мне и тихонько спросила:

— Света, а Мария болеет? Почему она губами шлепает?

Я расхохоталось и ответила:

- Темная ты, из глубинки приехала, ничего не знаешь, это губы силиконом накаченные. Теперь без этого на Рублевке никак!

Что Вы больше всего запомнили, когда работали на Рублевке?

— Поездку в Грецию. Мне дали чемоданчик, но положить мне в него из одежды было совсем нечего. И я думала, что поеду налегке, но не тут-то было. Малышке Ниночки мама собрала два огромных чемодана одежды и всучила их мне. Несмотря на обилие шмоток, Ниночке нравилось носить только одно оранжевое платье, из него она не хотела вылезать ни при каких обстоятельствах. Переодевания давались с боем, иногда приходилось подключать тяжелую артиллерию — маму и папу. У всех членов семьи была особая страсть к переодеваниям. Казалось, что если они не выйдут к обеду в новой шмотке, то их сочтут неполноценными. Один раз даже мне сделали замечание, что я хожу в одном и том же. После этого я стала чередовать одежду, в чем ходила на завтрак, одевала на ужин следующего дня и наоборот.

А когда ехали в аэропорт, нас отвозил грек, Мария все время возмущалась, что грек медленно едет, да и водители они никакие. Она волновалась и даже позволила себе назвать водителя дураком, думая, что он не понимает по-русски. И вдруг грек обернулся и сказал: «Девушка, не беспокойтесь. Мы успеем к самолету!».

Почему Вы не остались работать дальше?

- Я, может быть, и осталась бы, но гувернантки больше года в одной семье не работают — это условия контракта. Новую семью я искать не стала и уехала домой. Мне 56-лет и в моем возрасте уже тяжело жить без своего угла. Если бы я не прошла все испытания, то, наверное не поняла, как сладко жить в своем доме.

А на что Вы потратили заработанные деньги?

- Сначала казалось, что я заработала много денег, а потом они разошлись сами собой. Я купила что-то из техники, съездила на юг. Кстати, когда я знакомилась с какими-нибудь отдыхающими женщинами, и они узнавали о том, что я работала на Рублевке, то сразу просили рассказать об этом. А историй у меня, связанных с тем местом, очень-очень много. Так что, увидев меня на пляже, они сразу окружали меня.

Светлана Писаревская с одной из воспитанниц. Фото из семейного архива Светланы.


Google+